Рыбалка в Украине

В краю тайменей

Эвенкия - географический центр России. Однако попасть в этот "центр" в нынешнее время непросто... Далеко и очень дорого. От Москвы надо лететь до г.Красноярска, затем двигаться на север вдоль Енисея до г.Туды, а оттуда два часа на вертолете до реки Тутончаны, притока Нижней Тунгуски. Если все складывается удачно, то от Москвы сюда можно добраться за сутки.
Конец августа - лучшее время для ловли тайменя. Днем еще тепло, а легкие ночные заморозки обеспечивают нормальный сон без комаров и гнуса.

Летел я в Эвенкию в компании еще двух человек: моего друга Владимира Богачева, тенора из Большого театра, и его приятеля, американца из штата Висконсин Фила Кади. Наслушавшись рассказов о моей прошлогодней поездке в эти края с группой немецких рыболовов, они были готовы на любые лишения ради гигантских тайменей, о которых я им поведал.

В тот раз за шесть дней, проплыв по этой реке около 40 километров, мы вчетвером выловили 18 тайменей. Самый крупный, которого я поймал, весил около 20 килограммов, остальные были помельче - от 5 до 15 килограммов. В подтверждение я демонстрировал друзьям отснятые тогда фотографии и видеофильм.

К предстоящей поездке мы готовили только снасти и одежду; палатками, лодками и провиантом нас должны были обеспечить организаторы рыболовного тура -местная туристическая фирма "Эвенкия".

Сбои начались еще в Москве - вылет самолета в Красноярск задержался на шесть часов и поэтому на утренний рейс Красноярск -Тура мы опоздали. Но все же нам удалось улететь в тот же день. В Type ждал вертолет, зафрахтованный "Эвенкией". Полет над дымной тайгой не предвещал ничего хорошего. В том году было сухое лето и по всему Красноярскому краю горела тайга. Но, похоже, местных жителей это совсем не волновало. Видя такое пренебрежение к пожару, мы тоже постепенно успокоились.

Река Тутончана достаточно широкая (40-50 метров), а в некоторых местах и шире, на ней встречается много перекатов. Течение для горной реки среднее - 10-15 километров в час, кое-где попадаются плесы с совсем слабым течением. Там, где течения нет, рыбы очень мало, и вся она держится на струе.

Из-за засухи уровень воды в реке по сравнению с прошлогодним упал больше чем на полметра, что для горной реки очень много. Оголились перекаты, и в некоторых местах лодки приходилось тащить волоком по скользким камням. Но это было позже.

Первая промежуточная посадка - на бурлящем перекате одной из многочисленных рек, над которыми мы пролетали. Еще вращаются винты вертолета, а вся компания во главе с пилотами высыпала на берег и судорожно готовит снасти. Стоянка всего пятнадцать минут.

Володя опытный спиннингист, и ему первому река подарила тайменя - небольшого, всего на 4 килограмма, но это первый в его жизни таймень. С третьего или четвертого заброса в тихую заводь я поймал пятикилограммовую щуку. Вертолетчики тоже вытащили несколько щук, тайменей больше не было. В азарте, вытаскивая блесну из пасти щуки, я поставил спиннинговое удилище вертикально, не сбросив запаса лески. Щука вырвалась из рук, сделала на земле кульбит, и я остался без спиннинга - в месте стыка переломилось верхнее колено. Хорошо, что у Владимира был запасной.

Собрав улов, через 20 минут мы взлетели, а еще через полчаса приземлились около малюсенькой речки, скорее ручья. Теперь наша цель - хариусы. Мы взяли с собой нахлыстовые снасти, и пока налаживали их, один из вертолетчиков собрал простейшее четырехметровое удилище, закрепил на кончике трехметровый кусок лески с большой мормышкой, насадил на крючок кусочек белого поролона и забросил в быстринку, которая заканчивалась маленькой ямкой. Он выудил одного за другим шесть хариусов до килограмма весом. Перешел чуть пониже к другому омутку - и опять подряд несколько рыб. Нас, не избалованных такой рыбалкой, подобная ловля даже немного расстроила - не ловля, а какая-то заготовка впрок. Правда, на фирменные мушки хариусы почему-то клевали гораздо хуже, чем на мормышку с поролоном, но все равно, по нашим понятиям, клев был бешеным.

Полчаса рыбалки, и мы опять в воздухе. Летим на рыболовную базу, которая находится в средней части Тутончаны. Здесь предстоял кратковременный отдых с ночевкой.

Во второй половине следующего дня вылетели к месту начала сплава, и через двадцать минут мы в верховьях реки. Сели на галечник у переката и сразу же все вертолетчики бросились ловить рыбу, объясняя такую поспешность тем, что в таежных реках кто первый забросит, тот и вытащит тайменя, а в одной яме их, как правило, больше двух не бывает. Но тайменей мы, вероятно, спугнули, ловились в основном ленки и хариусы. Вскоре пилотам такая ловля надоела, и они, назначив нам встречу через семь дней на основной базе, улетели.

Пока мы тщетно пытались поймать тайменей, егерь Алексей подготовил три лодки ЛАЗ-3, загрузил в них наши вещи и под вечер мы тронулись в путь. Володя и Фил разместились вместе на одной лодке, причем ни тот, ни другой по горным рекам никогда раньше не сплавлялся. Их лодка неслась по волнам, оказываясь то на мели, то на камнях, и уже через пять километров они запросили пощады.

Первая незапланированная ночевка в палатке без полога, в глухой тайге с комарами, гнусом и мокрецом превратилась в кошмар для изнеженных городских мужчин. Антикомариные мази, которые мы взяли с собой, мало помогали, а в надетых на голову защитных сетках-накомарниках с непривычки уснуть невозможно. Фил привез пару рубах из мелкой сетки, но американские рубахи были рассчитаны на защиту от комаров, а мошки и мокрецы пролезали сквозь сетку, и бедняга Фил на второй день пути буквально распух от укусов насекомых. Под утро похолодало, насекомые пропали, и мы проспали до тех пор, пока не пригрело солнце. Тотчас же появились комары, спастись от них можно только на реке. Мы вмиг собрались в дорогу.

Тайменьи места в верховьях реки довольно редки - на 5-10 километров одно или два, не более. Река сильно обмелела, а тайменю нужны ямы для укрытия и простор для охоты. К такому месту мы приплыли в полдень.

Скала, а под ней перекат с ямой глубиной до четырех метров. В прошлом году именно с этого места мы начали сплав, тогда один из немецких рыболовов поймал тут первого приличного тайменя. Здесь же, на уютной поляне, в ста метрах от реки стоял чум, построенный в прошлом году. Около чума находились сделанный из бревен стол и чурбаки вместо стульев. В этом месте нам предстояло прожить два дня.

Утром первого дня мы отправились на рыбалку. С первых же забросов на мою двойную блесну "Colonel" №10/3 взял большой таймень. Он вышел на поверхность и исполнил танец на хвосте". Володя, наблюдавший такое впервые, побежал к палатке за камерой, поэтому я не спешил с вываживанием. Таймень вел себя спокойно и его понемногу сносило вниз по течению к тихой воде. Вода и расстояние уменьшают размерь! рыбы, и он мне казался не таким большим, как вначале.

Я взглянул в сторону лагеря, Володя с камерой был еще далеко. Когда я снова посмотрел на тайменя, он уже был не один: параллельно с ним, нос к носу, стоял второй таймень. Он то заходил сбоку, как бы не пуская первого к берегу, то плыл рядом с ним. Я боялся пошевелиться.

Совместное вываживание двух тайменей продолжалось минуты три-четыре, пока Володя, осторожно переступая с камня на камень, не добрался до меня. Увидев второго тайменя, он остолбенел и забыл о съемке, однако опомнился и начал настраивать камеру, но его резкие движения, видимо, спугнули второго тайменя, который как бы нехотя уплыл вверх на перекат.

Дальнейшее вываживание уставшего тайменя не составило труда. Он потянул 15 килограммов. Мы рыбачили еще около часа, пытаясь поймать второго тайменя, но безрезультатно. Володя выловил его на следующее утро почти в том же месте. Мы его даже не стали взвешивать, он был точно такой же, как и пойманный мной накануне. Его вчерашнее поведение было для нас загадкой. Мне кажется, что он охотился за блесной, которая торчала из пасти вываживаемого тайменя. Лепесток блесны был свободен и играл на течении. Это немного напоминало повадки окуневой стаи, когда несколько окуней атакуют "счастливчика", пытаясь вырвать у него приманку.

Кстати, крупных тайменей мы отпускали, но предварительно приводили их в чувство. Утомленного вываживанием тайменя мы быстро взвешивали и фотографировались с ним. После этих манипуляций рыба долго не могла прийти в себя, поэтому приходилось ее реанимировать: взяв за хвост, опускать в воду и с минуту покачивать, хорошо промывая жабры от песка и грязи. Когда таймень мог самостоятельно стоять в воде, не заваливаясь набок, и начинал проявлять активность, его отпускали, подтолкнув вперед с добрыми словами напутствия. На одном из перекатов Володя поймал большого тайменя с поврежденной губой. Я думаю, что это один из наших прошлогодних красавцев. Однако не исключено, что это "работа" местных рыболовов, которые хоть и редко, но бывают в этих Богом забытых местах. Их метод вываживания отличается от нашего. Главное, считают они, - не дать рыбе опомниться. После поклевки следуетразмашистаяподсечка,




затем удилище ставится в горизонтальное положение, инерционная катушка тормозится наглухо двумя руками и рыболов устремляется прочь от водоема. Иногда он поворачивается спиной к реке и бежит, положив училище на плечо. Когда таймень оказывается на мелководье среди камней, второй рыболов наваливается на рыбину всем телом, одновременно засовывая ладони под жабры, и выволакивает не успевшего опомниться тайменя на берег. При таком вываживании бывает много сходов; большей частью ломаются крючки, иногда разгибаются заводные кольца и застежки, но леска диаметром 0,8-1 миллиметр, которой пользуются местные рыболовы, держит любого тайменя.

Мы же, наоборот, стараемся как можно дольше держать рыбу в воде при вываживании, чтобы успеть сфотографировать ее или снять на видеопленку. Наша задача - заставить тайменя делать свечки, стоя на хвосте. Приходится их к этому побуждать неторопливым вываживанием, да и леска 0,35 миллиметра ограничивает свободу маневра. После подсечки рыба ведет себя некоторое время спокойно - стоит на месте или медленно движется вверх по течению, но затем, как бы опомнившись, делает мощнейший рывок к противоположному берегу или вверх по течению. К рывку надо быть готовым и вовремя ослабить тормоз безынерционной или мультипликаторной катушки. Этот разбег в 10-15 метров заканчивается свечкой - таймень с раскрытыми жабрами вертикально вылетает из воды и, мотая головой, едет на хвосте несколько метров. Зрелище потрясающее!

Окраска крупных тайменей в этих местах очень скромная: спина черная, бока темно-серого цвета с едва заметными черными крапинами, светло-серое брюхо и чуть красноватый хвост, а вот маленькие таймени -просто красавцы. Пасть у тайменя не меньше, чем у щуки. Один из пойманных тайменей весом более 12 килограммов закрыл пасть тогда, когда наш егерь помогал Филу доставать глубоко засевшую блесну. Хорошо еще, что Алексей, опытный в этих делах, не выдернул руку. Мы раскрыли тайменю пасть двумя ножами, но прокушенная в нескольких местах рука еще долго кровоточила.

У меня сложилось впечатление, что таймень хорошо слышит блесну. В этом я убедился, наблюдая подход к ней самой крупной из пойманных нами рыб. На четвертый день сплава мы вышли на берег и облавливали одно из лучших мест на участке нашего проплыва. Это был глубокий перекат длиной почти в двести метров. В разных местах его стояли таймени и ленки, охотившиеся на хариусов, которые спускались в Тутончану по разветвленной дельте впадающей в нее лесной речки. Мы уже вытащили несколько небольших тайменей и первый азарт прошел. Потеряв надежду поймать рыбу покрупнее, мы с Володей стояли рядом в ожидании Фила и от нечего делать кидали блесны, стараясь уложить их вплотную к скале на противоположном берегу. Работали синхронно и забрасывали практически одновременно.

При очередном забросе, когда блесны только-только вошли в воду, неожиданно рядом с моими ногами появился большой таймень. У берега глубина была небольшая, и в совершенно прозрачной воде я его хорошо разглядел. Он замер на несколько секунд как бы прислушиваясь. Затем стремительно бросился наискось вверх по течению к блесне Владимира. Я лишь успел прокричать:
- Здоровый таймень пошел к тебе.
- Есть, - ответил Володя, подсек и начал вываживать.

Я помчался к лодкам за камерой, размышляя на ходу, почему он не взял мою блесну, ведь она была гораздо ближе к нему, чем Володин "Mepps". Я в это время ловил на колеблющуюся блесну "Шторлинг" и был уверен, что таймень не мог видеть наши блесны на мощной струе, да еще так далеко - за 20 метров. Видимо, он их слышит или ощущает боковой линией и устремляется к "приятной" для слуха блесне. Чем громче шумит и вибрирует такая блесна, тем чаще на нее клюет рыба.

Наши крючки от постоянного трения о камни очень быстро тупились, и их постоянно приходилось подтачивать. Вначале я не делал этого - в результате было несколько сходов рыбы. После поимки каждого крупного тайменя приходилось выбрасывать по 2-3 метра лески -она была иссечена о камни.

Мои двойные блесны "Colonel" №10/3 после бесконечных ударов о камни постепенно переставали работать. Сначала на внутренней стороне лепестка появлялась черная полоска, затем блесна начинала работать только в конце проводки. Мы заметили, что "Mepps" того же номера работали лучше и дольше. По заданию редакции журнала "Рыболов" я взял с собой вращающиеся блесны "Perlox", однако они работали не лучше, чем "Colonel". Колеблющиеся блесны действовали в любых условиях, но на них явно было меньше поклевок, чем на вращающиеся.

К концу нашего путешествия мы потеряли счет дням и приплыли на базу на день раньше намеченного срока. Здесь на речном перекате, который заканчивался огромным глубоким и захламленным плесом, на мою приманку клюнул очень большой таймень. Он сплющил лепесток блесны и сошел с крючка. Я охотился за ним два оставшихся дня, перепробовал все блесны и воблеры, но безрезультатно.

На базе нам показали голову 43-килограммового тайменя, правда, он был пойман сетью. Обычно такие таймени повреждают сети, и охотники-промысловики ругают этих гигантов нещадно, мы же, наоборот, мечтаем о встрече с такой рыбой. Самый большой таймень, которого удалось выудить Володе, весил 24 килограмма.

Организаторы тура предложили нам половить щук на ближайшем озере, расположенном в 5 километрах от базы, но мы так устали к концу путешествия, что отказались от этого развлечения. Кстати, в Тутончане мы не поймали ни одной щуки. Изредка на тихих плесах со спокойной водой попадались сиги по полтора-два килограмма. Сиговая икра готова через 15 минут, и если угадаешь количество соли, то по вкусу она не уступает кетовой икре. У нас с собой было достаточно продуктов, но жареного тайменя мы ели каждый день и он нам нисколько не надоел.

В этот раз совсем не было грибов, даже во влажных болотистых местах, зато от голубики все вокруг было синим, и Фил по утрам поглощал ее в большом количестве. Очень часто на плесах попадались утиные выводки. Местные охотники говорили, чтоесли




в выводке много утят, значит, крупных тайменей тут нет, а если выводок малочисленный, то таймень есть.

За шесть дней сплава втроем мы поймали около 30 тайменей. Почти половина из них превышала 12 килограммов. Ловле тайменей сильно мешали хариусы. Они хватали любую блесну, а если мы ставили на блесны тройники №10 или №12 и хариусы не могли взять их в рот, то они били щекой по телу блесны и постоянно багрились нашими хорошо отточенными крючками. Пока снимаешь хариуса с крючка, проплываешь над тайменьей ямой, не успев сделать заброс. Заброс же назад ни к чему не приводил, так как рыба уже была распугана лодкой.

Чтобы удержать лодку на яме, надо брать с собой мешочек из плотной ткани, наполненный камнями, и перед самой ямой опускать в воду -он будет тормозить движение лодки. Конечно, лучше всего выходить на берег и оттуда облавливать перекат и яму под ним. Однако это сильно замедляет сплав, да и комары на берегу заедают -на одном месте долго не простоишь, все приходится делать бегом. К тому же у нашего американца совсем отсутствовал иммунитет к укусам мошки. Его лицо, руки и даже ноги сильно распухли, поэтому мы старались как можно реже сходить на берег.

Вскоре похолодало, комаров стало значительно меньше. Фил ожил, особенно после того, как поймал своего первого тайменя на 16 килограммов. Пребывая в блаженном состоянии, они на пару с Володей исполняли арии из опер. Лучше всех себя чувствовал наш егерь. В его лодке стояла большая деревянная бочка, и к концу путешествия он заполнил ее ленками и хариусами, которых поймал сам, правда, нашими блеснами. К маленькому "Mepps" №3 отборные хариусы буквально в очередь становились. В последний день сплава, когда стих ветер и стало припекать солнце, Володя решил искупаться. Он нырнул в ледяную воду и, конечно же, простудился.

Ко всему прочему, назавтра испортилась погода, впервые за все лето в этих местах пошел дождь. До базы было недалеко, река стала широкой и достаточно глубокой. Ближе к обеду мы услышали звук лодочного мотора, это один из местных охотников-промысловиков поднимался по реке - завозил продукты на свои зимовья. Без лишних слов он повернул назад и меньше чем за час доставил нас на буксире до базы.

Вечером мы лечили Володю баней, водкой, таблетками и к утру он был почти здоров. На следующий день за нами прилетел вертолет. Погода была нелетная, облака закрывали сопки, лететь можно было только над самой землей. Несмотря на то, что, как нам сказали, машину вел лучший пилот вертолетного отряда, мы все же изрядно трусили, когда перелетали при нулевой видимости через горы.

Тура нас встретила дымом - продолжала гореть пригородная тайга, но самолеты летали, и в Красноярск мы прибыли по расписанию, зато рейс на Москву откладывался. Несмотря на это, оживший в условиях цивилизации Фил грозился в следующем году привезти в эти края всех своих ближайших друзей-рыболовов вместе с американскими многокомнатными палатками и патентованными антикомариными средствами.
 

 



 
С тайменем только так!
Таймень - все о таймене
На "мыша". Таймень
Колдовская ночь. Таймень
Таймень - места обитания
Сахалинский таймень
Использование приманки "искусственная мышь" на небольших реках
С блесной за тайменем
Таймень - описание рыбы
В краю тайменей


В краю тайменей Рейтинг: 4.31 Отзывов: 0